О совместных походах в ночные клубы с детьми

Многодетная мама: как дружить со своим подросшим ребенком

Одно из громких чувств моего раннего материнства — чувство вины, апатии и беспомощной зависти. Так получилось, что почти все вокруг водили своих детей «на развивалки», членство в каком-нибудь кружке, а лучше — эстрадно-художественном коллективе, свидетельствовало напрямую о качественном выполнении родителем своего долга. Я этот свой долг выполняла паршиво.

В 2004-7 годах мне просто хотелось под землю провалиться, общаясь на всякие такие темы: до сих пор помню этот список, куда мы не ходили. С первых дней жизни — младенческое плаванье ( особенно впечатлила «посеребренная вода)». Чуть позже «логика» и «мелкая моторика», (у кого-то была даже экзотическая «эйдетика»!) потом, с двух лет «беби-гимнастика», с трех уже все были на «лепке» «рисовании» «школе гармоничного развития» «веселой математике» и не менее веселой «подготовке к школе», гордые родители хвастались «картинами» из отпечатков детских ладошек, а также поделками из фасоли и фотографиями с новогодних утренников.

С первым ребенком я не могла никуда его водить, потому что у нас не было денег, а еще сын ужасно себя вел и с ним стыдно было показываться в обществе, я рассказывала об этом в статье почему все дети разные. Потом очень быстро появился второй ребенок, и я вышла на работу. Предпринимались, конечно, какие-то совершенно беспомощные попытки «заниматься» — например, я, работающая в ночную смену, жертвуя сном, ездила со старшим сыном на каток. Еще мы купили дорогой синтезатор, имитирующий пианино и к нам несколько раз даже приходила учительница, учить старшего сына, а «самоучитель игры на фортепиано» до сих пора валяется на чердаке и иногда подпирает окно для проветривания, но это все быстро кончилось, потому что старший сын куда охотнее писал втихаря за комод, играя в туалет, и раскурочивал бытовую технику.

Когда сыну было пять, а дочке три — я отдала их на фигурное катание и чувство легкой сопричастности к мамскому клубу легло на мои плечи нежным шарформ. Логистика выглядела так: днем я работала, а к детям в детский сад приходила специальная няня, и в период дневного сна садилась с моими на маршрутку и везла их на каток, там они катались, а потом возвращались обратно в сад, где их, поздно вечером, из дежурной группы, забирала уже я. Детям было очень тяжело — слабая болезненная Катя «спала» на льду, а Саша терроризировал всю группу и после того как втихаря пробрался в щитовую, прямо в коньках, с умыслом обесточить весь каток (который не любил), нас попросили уйти.

Сказать, что я себя чувствовала лузером и изгоем — это ничего не сказать.

К моменту поступления в первый класс, когда все остальные нормальные дети уже три года учились читать, писать и таблицу умножения, знали наизусть все столицы мира, «Бородино» и участвовали в художественных выставках в районных домах творчества — мои не умели ровным счетом ничего. Дочка рисовала что-то, но разве это имеет какую-то ценность вне коллектива?…Так вот, когда вдруг выяснилось, что в первом классе детей учат писать и считать (да, я хочу это выделить писать и считать, вот так!) — я была потрясена, воодушевлена и даже где-то расправила плечи. Ха! Целых две четверти моего сына, вместе с остальными 430 тысячами первоклассников учили буквам! и цифрам! И он научился.

Когда ему было… не помню уже сколько, он за пару дней сгрыз несколько килограммов яблок и прочел немаленькую книжку Анатолия Рыбакова — «Кортик» и другие повести. И вот я смотрела на него и прощалась со всем тем, что сковывало меня, отравляло существование, гундосило про мою неполноценность: логика и эйдетика, «веселая подготовка к школе». Он научился читать!!!

Так вот что я хочу сказать. Запал с «ранним развитием» имеет свойство кончаться. А ведь наше осознанное родительское внимание и участие 10-13-леткам нужно в разы больше, чем в их более юные годы!

Мне кажется, что среди «активно развивающих» родителей есть тенденция существенно утихомириваться к школе, там остаются только самые стойкие, кто потом продолжает в спорте, танцах или музыке с рисованием. Остальные комфортно оседают в школьных продленочных кружках и, перепробовав с привычным азартным хватанием все от мягкой игрушки до тхеквондо, остаются, к своим более осознанным, 10-12 годам в группе с начинающими, в то время маленький боевой процент, давно проглотив сопли и слезы уже идет с привычными синяками к первому юношескому разряду или там международным соревнованиям. Это отдельная тема:)

Мне кажется, что «младенческое чтение» и «учим веселые буквы» — это просто способ проведния времени не с ребенком:) Ну, чтобы им с толком занимались другие.

Мне кажется, что чем старше становится ребенок — тем ему нужнее наше время.

Мне кажется, что у меня появляются все шансы реабилитироваться за свои дремучие годы без грудничкового плаванья — когда мы садимся со старшим сыном и изучаем программы разных университетов, где он мог бы учиться, составляем учебный план в еженедельнике и смотрим обучающие фильмы про химию, потому что я в химии полный ноль. Согласна, если бы нужно было учить с ним в это время веселые буквы, мне было бы куда проще!

Мне кажется, что мы с моей старшей дочкой стали невероятно близки и наметили очертания еще одной, совершенно неизведанной родительской близости, когда за просмотром клипов с танцами, которые ей нравятся, она сказала, что мечтает пойти со мной в ночной клуб. Ну, когда вырастет. Вообще она собирается стать зоологом и ведет убористый конспект про «ластоногих» и «хордовых». Но за этим всем есть еще и некая реальность, которая, из ползунков и лопотания рвется совершенной, хорошо сложенной махиной в мою, личную, взрослую жизнь.

В этот момент в моем сознании обрушились огромные пирамидки из глянцевых кубиков, отчирикали детские мультики и я поняла, что моя материнская ответственность простирается куда дальше первых цифр и веселой математики. Что мне уже сейчас нужно вклиниваться в их мир, вконтактик и ненавистные музыкальные композиции с девушками в кроссовках и с вот такими губами. Что я должна быть в тренде и кондиции действительно, елки-палки, пойти со своими детьми в ночной клуб, когда придет время, и не позорить их там, а действительно посодействовать советом, помочь и скорректировать, если что. Да, потому что в 18 лет подростки действительно ходят в ночной клуб. Что тут такого…

И это круто, когда у тебя есть, например, кто-то вроде меня, который точно не предаст и дурного не посоветует… Потому что, действительно, мне нужно помочь им разобраться в том, кто они на самом деле и что они хотят делать в этой жизни, и терпеливо сесть вместе за стол и начать разбираться. Не как мама уже, а как страший друг. Быть вместе, как мы были, листая наши первые книжки. И показывать им этот мир, как мы начинали — это цветочек, это листик, вон смотри, собачка. Просто сейчас это квадратные уравнения, валентности, Гроссман по зарубежной литературе и трудные отношения Рюриковичей по истории. Ты это выучил? ай да молодец:))) И сидеть и слушать… это иной раз так скучно и ужасно, что можно с ума сойти))) Слушать своих взрослых детей — это скучно.

Все это знают — переключаются на работу, на младших… но именно старших так важно слушать, все их измышления из серии «кэп очевидность».

Что касается Большого Спорта На Зависть Мам — у меня есть один такой ребенок, я его очень ждала, чтобы удовлетворять свои амбиции:))) Это путь слез, боли, рутины, самопожертвования (нельзя болеть, пропускать, уезжать) но кто-то из нас рождается бойцом и это сразу видно. Кто-то рождается кем-то другим, и в этом нет ничего плохого.

А я в своей физической практике вижу еще одну мотивацию — ведь действительно придет время, когда твой ребенок пойдет в ночной клуб. И только от тебя, родитель, зависит, захочет ли он взять тебя с собой.

В общем, многие умеют хорошо воспитывать, но все ли умеют при этом хорошо дружить?

Автор: Ольга Яценко 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.